• По благословению Высокопреосвященнейшего Константина, митрополита Петрозаводского и Карельского, священноархимандрита Важеозерского Спасо-Преображенского монастыря

СТАРЕЦ ИСАЙЯ (В СХИМЕ ИГНАТИЙ)

qw

    Схимонах Игнатий родился в 1780 году в селе Пересы Новгородской губернии Старорусского уезда на реке Ловати, в набожной крестьянской семье. При святом крещении имя ему нарекли Иван.
В 18 лет он принял решение посвятить свою жизнь служению Господу. Чтоб узнать Священное Писание и через него понять, чего Бог требует от человека, он обучился грамоте. Потом решил он отстать от мира.
У себя в саду он построил уединенную келью и проводил в ней много времени, предаваясь подвигам поста и молитвы, читая Священное Писание и книги святых отцов. Чтобы прокормить себя Иван занимался рукоделием.
Через два года он отправился в паломничество в Киево-Печерскую Лавру, а затем пошел на Соловки. Вернувшись, он поселился опять в своей келье, весь уйдя в духовное чтение.
Прослышав про опытность в духовной жизни архимандрита Песношского монастыря Макария, Иван решил поступить в этот монастырь. В монастыре он просил архимандрита непосредственно руководить им, на что тот и согласился. Видя усердие Иоанна, Макарий хотел его постричь в монашество и сделать монастырским казначеем, но, понимая, что это послушание будет отвлекать от внутренней молитвы, Иоанн тайно покинул монастырь.
Он поселился в уединенном месте в дремучем лесу в Порховском уезде, через некоторое время к нему присоединился его брат Феодот, так вместе они прожили четыре года, перенося тяготы пустынножительства.
Однажды, во время отсутствия Феодота, на келью братьев набрели двое разбойников с ружьями и потребовали денег, один даже навел на Иоанна ружье. Тогда по наитию подвижник назвал разбойника по имени. От неожиданности ружье выпало из рук грабителя. Оба они испросили у Иоанна прощения и быстро ушли.
Место уединения стало известно, народ стал приходить к пустынникам, Иоанн с братом ушли на Святую гору Афон.

x_037ff819

 

Там в 1818 году он был пострижен в монашество с именем Исайя. На Афоне он стал настолько уважаем, что к нему за духовным советом обращались многие люди. В 1821 году, когда в Греции началась война с турками и на Афоне стало не спокойно, о. Исайя с братом Феодотом вернулись в Россию. Путь их пролегал через Австрию. В Вене о. Исайя имел длительную беседу с тремя католическими богословами, которые начали высмеивать писания Св. Иоанна Лествичника и Св. Ефрема Сирина. Их речи показывали «духовную порочность и отсутствие рассудительности на аскетическую жизнь». Позднее в беседах со Святителем Игнатием Брянчаниновым старец Исайя критически отзывался о книге Томаса Кемписа (Фомы Кемписского) «Подражание Христу», говоря, что этот труд написан не на основании аскетического опыта, а на фантазиях автора. По прибытии в Россию о. Исайя испытал множество трудностей, по причине того, что пострижен был на Афоне. Поселился он в Коневском монастыре.
Он получил от Бога особые небесные откровения. Так однажды во время Литургии, он увидел как яркие звезды опустились на головы некоторых присутствующих людей. В этот момент он услышал голос: «На кого эти звезды опускаются, те достойно приобщаются Святых Христовых Тайн».
По причине недоброжелательного отношения к нему монастырского игумена он покинул обитель и выбрал для пустынножительства уединенное место, затерянное в глухих лесах – Задне-Никифоровскую Преображенскую пустынь в Олонецкой губернии.
О. Исайя собрал насельников и учредил общежительный устав. Богослужение было заведено истовое, неспешное. Вся братия должна была без исключения ходить в церковь. Монастырские работы все исполняла братия. О.Исайя, несмотря на свою старость, трудился вместе с прочими – рубил дрова, носил воду, хлопотал на поварне, летом работал в огороде, косил сено. Все это возбуждало трудолюбие братии.
Но еще более незаменимым, чем в заботах о внешнем благоустройстве монастыря, был о.Исайя как руководитель духовной жизни иноков. Через десять лет по поступлении о. Исайи число братии дошло до 15 человек.

Келья о. Исайи была полуземляная и неудобная для жизни. Но он не соглашался перейти в лучшую келью, и говорил, что если земная жизнь не вечная, то зачем заботиться об ее удобствах? Он продолжал выходить на монастырские работы. Всегда, и на работе и в келье, он поучал учеников, и неотразимо действовали эти поучения от сердца, полного любви и смирения. Эта добродетель особенно была высока в нем. Свои дела он называл ничтожеством, надежду спасения возлагал на заслуги Искупителя, о страданиях которого говорил всегда с горячими слезами. Особо строг Старец был ко греху гордости, говоря: «Да, я поросенок, да, я третий сатана – поросенок по глупости, и сатана по гордости. Это вот друзья гордеца».
В отношениях со всеми Старец вел себя как простой монах. Его смирение начало приносить плоды духовных даров. Многое было открыто ему от Господа. В 1846 году Обер-секретарь Синода, наслышанный много об отце Исайе, вызвал его в Петербург. Здесь многие искали знакомства с о. Исайей и были поражены его скромной мудростью.
При настоятельстве о. Игнатия небольшая Важеозерская пустынь восстановилась и в конце сороковых годов получила статус самостоятельной. Был заложен каменный храм во имя Всех Святых, освященный уже после кончины Старца в 1858 г., храм сохранился до наших дней. Небольшой Важеозерский монастырь никогда не был богатым, но всегда славился неукоснительным исполнением круга суточных богослужений и сильными молитвенниками.
У отца Исайи были ученики, которые после его блаженной кончины 20 апреля / 3 мая 1852 года продолжили его дело. Старец мирно отошел ко Господу в возрасте 72 лет. Еще в 1849 году он принял великую схиму с именем Игнатия. Похоронен о.Игнатий под строящимся тогда Всехсвятским храмом. Сразу после кончины старца Игнатия стали почитать не только в монастыре и Олонецкой епарахии, но и Санкт-Петербургской губернии как подвижника благочестия.

Дополнительная информация:

IS202

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.