• По благословению Высокопреосвященнейшего Константина, митрополита Петрозаводского и Карельского, священноархимандрита Важеозерского Спасо-Преображенского монастыря

Устав монастыря

0407

Некоторые говорят, что монахи должны служить миру,
чтобы не ели они народный хлеб даром; но надо понять,
в чем это служение и чем монах должен помогать миру.

ПИСАНИЯ СТАРЦА СИЛУАНА IV

 

ВСТУПЛЕНИЕ

   Православный монастырь — это христианская община, строго живущая по заповедям Божиим, ищущая духовного совершенства в делах христианской жизни. Основой монашеского духа служат слова Самого Господа Иисуса Христа: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое, и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, и следуй за Мной» (Мф. 19, 21) положенные в основу обета нестяжания. Дающий обет послушания и отречения от своей воли и от своего мудрования должен основывать оный на слове Господнем: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой и следуй за Мною» (Мф.16, 24). Дающий обет целомудрия должен внимать слову Христову: «Кто может вместить, да вместит» (Мф.19, 21) и слову Апостольскому: «Неженатый заботится о Господнем, как угодить Господу» (I Kop. 7, 32). К верному и неослабному исполнению сих обетов должно побуждать себя словом Христовым: «Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лк. 9, 62). О благотворности послушания, о потребности духовного руководства, об опасном поползновении жить по своей воле должно вразумлять себя словом премудрого Соломона: «При недостатке попечения падает народ, а при многих советниках благоденствует» (Притч. 11, 14).


Житие монашеское должно быть благоустроено на незыблемом основании Слова Божия, при пособии наставлений и примеров Святых Отец. Святой Василий Великий в одной из своих бесед дает обстоятельную характеристику монашеского жития: «Монаху, — говорит он, — должно, прежде всего, стяжать жизнь нестяжательную, телесное уединение, благоприличную наружность, иметь голос умеренный и слово скромное, пищу и питие не причиняющие мятежа, есть в безмолвии; перед старшими молчать, мудрых слушать, к равным иметь любовь, низшим подавать исполненный любви совет; удаляться людей негодных, плотских и суетных, больше думать, а меньше говорить, не быть дерзким в словах, не допускать излишеств в разговоре, избегать смеха, украшаться стыдливостью, взор потуплять долу, а душу возносить горе, на прекословие не отвечать прекословием, быть благопокорным; трудиться своими руками, всегда помнить о смерти, с надеждой радоваться, скорби терпеть, непрестанно молиться, за все благодарить, перед всеми быть смиренным, ненавидеть высокомерие; быть трезвенным и охранять сердце от лукавых помыслов…, заботиться о страждущих, плакать с ними…, вразумлять бесчинных, утешать малодушных, служить недужным…, заботиться… о братолюбии». Монах более полно и совершенно должен стремиться в своей жизни воплотить одну из главнейших заповедей Христовых — заповедь о любви: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим; …и возлюби ближнего твое-го, как самого себя» (Мф. 22, 37-39).


Любовь к Богу инок творит чрез непрестанные молитвы, бесе-дуя с Ним, исповедуя Ему свои немощи, грехи и прославляя Его благость и милосердие во всем. Любовь к ближним монах совершает в терпении их недостатков, в постоянной молитве о них, в различной помощи и милости к ним. Истинные работники Божии, кои в чести хранят имя Божие, носят Его в сердце своем, как величайшую святыню, ею питаются, ею наслаждаются и в этом Имени имеют себе залог будущего блаженства. На имени Иисуса Христа содержится все: и вера наша Православная, и все церковное Богослужение, всякий чин, его обряд и порядок и все молитвенное последование, — и всякий христианин, моляся, обязан всенепременно возносить свою молитву к Единому Сыну Божию, иже Един есть Ходатай пред Богом за человеки (1 Тим. 2, 5), и только к Нему и через Него бывает действенна наша молитва. Он Сам заповедал, говоря: «еже аще чесо просите от Отца во Имя Мое — Аз сотворю» (Ин. 16, 23-24).
Господь Иисус Христос содержит и всю вселенную, и всю тварь видимую и невидимую, и всякое дыхание, а в особенности обвеселяет тех, кои носят сие наидражайшее Имя внутри сердца своего. Если бы мы отдалили от себя имя Иисус Христа, то исчезло бы все: и вера Православная, и Церковь, и Богослужение, все Таинства и обряды, все духовное служение и самое Евангелие. Так нужно разуметь и о человеке: если не живет в нем Иисус Христос Своею благодатною силою, то там нет ничего духовнаго, — тут движется жизнь только душевно-телесная, по стихиям века сего, потому что корень и беспредельная полнота духовной жизни есть Иисус Христос, Которого и нужно возлюбить более, чем свою душу, и всеми силами, во всю жизнь страться о том, чтобы и имя Его вседражайшее водрузить в свое сердце и так, чтобы оно было там коренным, действующим началом и занимало господственное положение, чтобы по слову апостола, «не мы жили, а жил в нас Христос» (Гал. 2, 20).


От преискреннаго соединения сердца с Господом, когда Господь Иисус Христос творит в нас обитель Свою, ощутительно и действенно вселяется в сердце, и слышится Его Божественное присутствие ясно и осязательно, что называется, по словам Святых Отцов, живое Богообщение. И тогда Христос Бог, будучи Искупитель и Спаситель наш, нисходит в человека Своими Божественными силами, иже к животу и благочестию (2 Петр. 1:3) и как бы творит в нём для Себя постоянную обитель (Ин. 14, 23), так что человек становится храмом Духа Божия (1 Кор. 6:17), церковью Бога Жива (2 Кор. 6:16). Един есть Дух с Господом (1 Кор. 6:17). Бог Любы есть. Пребывая в Любве в Боге пребывает, и Бог в нем пребывает (1 Ин. 4:16); и еже живет — Богови живет (Рим. 6:10) и не тому себе живет, но живет в нем Бог (Гал. 2:20). Христос есть тогда в человеке, еже хотети и деяти (Фил. 2:13). В это духовное состояние человек входит, если разуметь обыкновенный порядок течения дел, не вдруг, а уме в конце своих духовных подвигов и трудов. Оно составляет цель стремлений всякаго разумно живущаго монаха. Достигши сего, он: входит в свободу и покоится в Боге, носит в сердце своем источник живота — Самаго Господа Бога, — и сие есть несомненная надежда вечнаго спасения. (Схимонах Иларион: «На горах Кавказа»).


Пока монахи были лишь одиночки, так называемые анахореты, они спасались каждый по правилам, данным им отцами и их наставниками, но с появлением монастырей и многочисленного братства потребовался Устав, который мог бы регулировать монашескую жизнь в них и способствовать к лучшему освоению монашеского духа. Преподобный Пахомий Великий, подвижник 4-го века, такой общежительный Устав получил от Святого Ангела, и он лег в основу всех остальных монашеских Уставов: преподобного Антония Великого, Святителя Василия Великого, Саввы Освященного и преподобного Феодора Студита (его Устав был принят впоследствии преподобным Феодосием для Киево-Печерского монастыря и стал потом образцом для всех других русских обителей).

0405

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.